andrei_fesyun (andrei_fesyun) wrote,
andrei_fesyun
andrei_fesyun

Цветы

Как только не называют этот аспект японской эстетики: кадо («путь цветов»), кугэ («следовать вместе с цветами»), икэбана («живые цветы»), или по-русски: искусство «аранжировки цветов», «составления букетов»… В принципе, не в названии суть; если в западной традиции основное внимание обращается на сам цветок, его «изысканность» или «простоту», «пышность» или «строгость», место произрастания («дикие-полевые» или оранжерейные»), то в Японии при подборе элементов букета главное – символика его составляющих, общая конструкция и ваза/подставка, в/на которой их размещают.


Почти 1500 лет назад в Шестиугольном Павильоне (Роккакудо) киотосского Храма Пурпурного Облака (Сиундзи) жил монах Сэнкэй, который был от рождения наделен способностью составлять цветочные композиции. Они затем ставились на алтарях в виде украшения, не имевшего собственного значения, однако непонятно почему трогали сердца и доводили до слез, либо же, наоборот, утешали и радовали участников храмовых церемоний. Мастеру, как водится, сильно завидовали, однако прогнать не смели, так как многие буддийские монахи стали приходить, чтобы получить от него наставления в этом искусстве.


Поскольку храм располагался в окрестностях озера, в дальнейшем всех монахов, занимавшихся составлением букетов, стали называть икэ-но бо («приозерные»), и самая первая школа-направление также получила имя Икэнобо.


По преданию, однажды принц Сётоку-тайси ходил по окрестностям столицы в поисках подходящего материала для постройки Храма Четырех Небесных Повелителей (Ситэннодзи) и вышел к небольшому озерцу. Он искупался в нем, предварительно сняв со своей шеи амулет и повесив его на ветку дерева, но, когда затем попытался снять оберег, это ему не удалось. В ту же ночь ему во сне явился Будда и повелел построить святилище у того самого кедрового дерева рядом с озером, и в 587 году строительство храма, в котором поместили статую буддийского божества Каннон (Авалокитешвара), было закончено. Именно в нем возникло искусство, ставшее одной из «визитных карточек» Японии, которым занимаются сейчас почти во всем мире.


Предания – преданиями, однако икэбана как искусство (с образованием школ и направлений) появилось лишь с 15 века. Тогда этим занимались еще далеко не только аристократы и эстеты; букеты были простыми и состояли из нескольких цветков и веточек вечнозеленых деревьев, а целью их составления было выразить один-единственный смысл или эмоцию, подходящую конкретному моменту. Именно это начальное течение получило название кугэ – «следование вместе с цветами».


Однако очень скоро искусство  стало формализироваться; появились наставления и инструкции; в самой первой книге по правилам аранжировки («Сэдэнсё») описываются события и мастера периода 1443-1536 годов. Уже тогда икэбана стало непременным элементов различных праздников, а выставки наиболее выдающихся композиций стали проводиться регулярно.


В период Момояма (1560-1600), когда по всей стране стали строиться замки региональных властителей, на первый план выдвинулся стиль Рикка, в соответствии с коротым основу конструкции букета составлял один вертикальный стебель с цветком и два поменьше, в 2/3 и 1/3 высоты первого. Всего в композиции устанавливалось семь «ветвей», представлявших различные природные объекты – горы, долины, водопады и т.п.


С появлением чайной церемонии в икэбана возникло другое направление – Тябана («чайные цветы»), в котором, в противоположность предыдущему, ударение делалось на простоте выражения, а за ним – стиль Нагэирэ («вброшенные»), неструктурированные композиции, некий протестантизм в икэбана, который, в свою очередь, вызвал появление направления Сэйка (Сёка). В последнем букеты представляют собой ассиметричную композицию треугольной формы из плотно связанных элементов, основные стволы которой символизируют небо, землю, и человека.
Есть, наконец, и «свободный» стиль (Дзиюка), позволяющий использовать не только цветы, но и любые иные материалы.


Направлений в этом искусстве не счесть; принципы же более или менее едины. Прежде всего, внимание в икэбана уделяется не только самому цветку, но и стеблю, и листьям, их форме, линиям. Далее, главным подтекстом является сведение вместе природного и человеческого; попытка выразить эмоциональное с помощью оттенков и форм цветов. Непременное условие при составлении композиции – тишина и сосредоточенность; автор как бы погружается в себя, одновременно включая в свою душу то, что (по его мнению) выражают цветы, и собирает воедино некую мысль или чувство. Подобное состояние слияния с природным весьма благотворно воздействует как на телесное, так и на душевное состояние человека. При этом, указывают наставники, следует избегать прежде всего перегруженности композиции, не стремиться наполнить ее сверх меры, то есть – соблюдать некий баланс, выдерживать направленность эмоции.


Икэбана
можно встретить везде – в современных офисах, с холлах гостиниц, в прихожих обычных квартир. Эта случайность, неожиданность, даже – внезапность «встреч» с цветочной композицией только добавляет ей очарования.


Приведенные фотографии сделаны в помещениях одной старой виллы на океаническом побережье; собственно о ней и пойдет разговор в следующей статье.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments